Интурмаркет Байкал
«Клуб» на дне
История легендарной яхты Club Mediterranee - эффектная и трагическая
Phocea (экс-Club Mediterranee) была самой большой парусной яхтой в мире до 2004 года Она горит!Муна Аюб и Мэрилин Вигуру, заместитель президента Institut Mode Mediterranee. 1999 г.Бернар Тапи на мостике яхты. 1982 г.Club Mediterranee в роли прогулочной яхтыClub MediterraneeClub MediterraneeClub MediterraneeClub MediterraneePhocea у причалаЯхта с обедненным ураном в киле на дне бухты не дает покоя экологам

Текст Сергея Борисова

18 февраля 2021 года на якорной стоянке в Басс-Харбор, близ города Куах, туристического центра малазийского острова Лангкави, после опустошительного пожара, причины которого остались невыясненными, затонула яхта Enigma.

Владелец яхты, предприниматель Паскаль Ву Ань Куан Сакен из Вануату, воздержался от комментариев. Зато на это событие отреагировал бывший собственник судна – француз Бернар Тапи, в прошлом миллионер и министр. «Это грустно и прискорбно, – сказал он. – Все мои лучшие воспоминания – спортивные, человеческие, экономические, – связаны с этой яхтой. Многие люди были счастливы на ее борту, и я был одним из них. Не сомневаюсь, что Ален Кола, благодаря которому это уникальное судно появилось на свет, разделил бы со мной и горе, и печаль, вызванные этим ужасным происшествием».

Месье Тапи всегда умел выражаться изысканно, особенно когда хотел обаять собеседника и, если получится, ввести его в заблуждение, однако тут он вряд ли ошибался. Нельзя сказать, что погибшая яхта была любимым детищем великого французского яхтсмена Алена Кола, но что она была разработана и построена благодаря ему, это исторический факт.

Рукотворное чудо

Ален Кола, победитель гонки яхтсменов-одиночек OSTAR, в 1972 году установивший рекорд пересечения Атлантики, не сдержал главного своего обещания – сделать это быстрее чем за 20 суток. Лишние 13 часов с минутами не позволили ему этого. Исправить «недоразумение» он собирался в 1976 году, во ходе пятой трансатлантической гонки. Для этого ему была нужна особенная яхта, чьи характеристики гарантировали бы и победу, и новый рекорд (статья об Алене Кола – YR №7-8/135, 2021).

Недостатка в средствах национальный герой Франции, первым в истории совершивший кругосветное одиночное плавание на многокорпуснике, не испытывал. Поэтому он призвал на помощь лучшего яхтенного конструктора Франции – Мишеля Бигуэна, который проектировал яхты Эрика Табарли Pen Duick IV и Pen Duick V.

Задача, которую яхтсмен поставил перед Бигуэном, была проста, как апельсин: ему требуется судно, на котором он пересечет Атлантику за 17, максимум – 18 суток. Этой цели должно быть подчинено все.

Высокую крейсерскую скорость могла обеспечить лишь яхта больших размерений, ведь, как известно, «длина бежит». Так как правила гонок не ограничивали длину судна, то и Бигуэн не стал себе ни в чем ограничивать. Он решил строить яхту максимальной длины по КВЛ и оснастить огромный, но относительно узкий корпус мощным парусным вооружением. Понятно, что справиться с такими парусами можно было лишь при помощи гидравлики и различных приспособлений, это тоже учитывалось.

Теоретические расчеты продолжались несколько месяцев, после чего начались испытания модели яхты, выполненной в масштабе 1/20, в опытовом бассейне, а другой модели, в масштабе 1/10, в аэродинамической трубе. Как позднее заявлял Ален Кола, продувка яхты дала им больше информации, чем могло быть получено за целый год эксплуатации в море. В результате парусное вооружение шхуны было изменено: количество мачт осталось прежним – четыре, но количество парусов уменьшили с 12 до 8, соответственно уменьшив и суммарную площадь парусности, также была уменьшена высота мачт, до 32 метров, а расстояние между ними, напротив, увеличено для устранения их отрицательного влияния парусов друг на друга. Это увеличило длину шхуны до вовсе фантастических 72 метров. В итоге «рабочее» парусное вооружение яхты состояло из четырех гротов площадью по 96 м2 и четырех рейковых стакселей по 100 м2. Управляться с такими парусами должна была не только гидравлика, но и радиальные рельсовые погоны, закрепленные на палубе. Управление яхтой могло осуществляться как из рулевой рубки, так и из любого из четырех кокпитов (каждый у своей мачты), защищенных козырьками и связанных с рубкой сквозным подпалубным туннелем.

На яхте было проложено свыше 10 км различных кабелей. Они, подобно кровеносным сосудам в организме человека, связывали воедино бортовую ЭВМ (программы для нее безвозмездно написали студенты-выпускники лучших французских университетов), систему спутниковой навигации, радиолокационную станцию, гирокомпас, эхолот, лаги, аппаратуру радиосвязи, систему телевизионного контроля за состоянием парусов, гидравлические регуляторы натяжения штагов, сервоприводы рулевого устройства и авторулевой. Каждые 4 секунды капитан яхты мог видеть на дисплеях новые данные о курсе и положении судна, скорости судна и силе ветра, магнитное склонение, температуру забортной воды, температуру и влажности воздуха. Каждые 18 минут информация о месте судна автоматически корректировалась по спутнику с точностью до 300 м. С помощью клавиатуры ввода данных можно было устанавливать пределы изменения любого из автоматически контролируемых параметров (например, ±10° для относительного курса ветра), при достижении указанной величины срабатывала звуковая и световая сигнализация. Все это «богатство» требовало огромного количества электроэнергии. Ее поставляли попеременно поставляли два блока аккумуляторных батарей общим весом около 3 тонн, подзаряжаемых либо генератором вспомогательного двигателя, либо двумя установленными на корме ветрогенераторами, либо солнечными батареями, устилавшими палубу.

Все перечисленное указывало на то, что перед вами самая совершенная, технологически безупречная яхта в мире. И как восклицательный знак в конце предложения: для большей остойчивости в качестве балласта был применен не привычный свинец, а обедненный уран, запрессованный упакованный в бетонные брикеты!

Построить такую яхту – из стали и столь внушительных размеров – было возможно только на верфи ВМФ. Ален Кола это понимал, рассчитывая на протекцию президента Франции Валери Жискар д’Эстена, и тот отдал соответствующее распоряжение. Строили яхту в Тулоне, а спускали на воду вверх килем, так как глубина у доковой стенки не позволяла сделать это «классическим» образом. Потом корпус перевернули, и яхту начали вооружать…

Первые выходы в море показали, что расчеты Мишеля Бигуэна оказались верны: на острых курсах шхуна шла до 40° к ветру, на невысокой волне в полный бейдевинд уверенно показывала 15 узлов при ходе, при попутных курсах от нее вполне можно было ожидать 25 узлов и даже больше.

Проектирование и постройка яхты обошлись Алену Кола и его генеральному партнеру – Средиземноморскому яхт-клубу, в честь которого она была названа Club Mediterranee, в 6 миллионов долларов. Шедевры стоят дорого.

Неудача

Увы, Алену Кола не удалось победить в гонке 1976 года. Мишель Бигуэн все-таки просчитался: на подходе к Америке выполненные вроде с изрядным запасом прочности стаксель-штаги начали рваться один за другим. Кола вынужден был зайти на Ньюфаундленд, что не возбранялось правилами, для устранения повреждений. Это отняло у него больше суток. В результате он упустил первое место, уступив его своему главному сопернику, наставнику и учителю Эрику Табарли. Кроме того, помощь сторонних лиц в постановке парусов при отходе от берега обошлась ему в 58 часов «плюс». В итоговом протоколе он стал лишь пятым.

Яхта, которая должна была вознести его на Олимп, стала для Алена Кола зримым наказанием за гордыню. Но покинуть ее палубу он тоже не мог, связанный обязательствами с многочисленными спонсорами. Уже не в одиночку, а с полноценным экипажем он принял участие в нескольких регатах, а также в рекламных акциях во славу Средиземноморского яхт-клуба. Впрочем, свою выгоду он тоже не упускал, продавая написанные им книги и различную яхтенную атрибутику, снабженную соответствующими логотипами и девизами.

Так продолжалось до 1978 года, когда Ален Кола принял участие в дебютной регате нового проекта Route du Rhum, гонки от Сен-Мало в Бретани до Пуэнт-а-Питр на Гваделупе. В путь он отправился на своем заслуженном тримаране Manureva, на котором победил в 1972 году и обошел вокруг света. Ромовый рейс стал трагической строчкой в его биографии – Ален Кола пропал в океане 16 ноября 1978 года. Поиски яхтсмена и его тримарана оказались безрезультатными. Он сгинули без следа.

Повороты судьбы

Формально владелицей Club Mediterranee являлась Теура Кола, вдова Алена, однако эксплуатацией ее занимался Средиземноморский яхт-клуб. Было решено превратить ее в чартерную яхту, для чего аскетически пустой корпус разделили перегородками на каюты. При этом позаботиться о дизайне и каких-то особых удобствах не сочли нужным, полагая, что плавание на такой именитой яхте и без того привлечет массу желающих. И как вскоре выяснилось, скромное финансовое вложение в переоборудование яхты парадоксальным образом оказалось к лучшему: в 1979 году во время швартовки Club Mediterranee в порту Марселя на яхте начал пожар, уничтоживший внутренние помещения. Следствие закончилось оглашением официальной версии: пожар возник от случайно брошенной сигареты. Хотя куда больше верилось в то, что это был поджог, осуществленный кем-то из ненавистников богачей-яхтсменов, членом какой-то левацкой группировки.

После ремонта яхта отправилась на Таити, чтобы там принять на борт желающих прокатиться под парусом с ветерком. Но удовольствие это было дорогим, комфортных условий яхта предложить не могла, и потому несколько лет простояла у стенки в порту Папеэте. Там ее и увидел миллионер Бернар Тапи, инвестор, финансист, телеведущий, пытавшийся стать певцом, человек самоуверенный и невероятно оборотистый.

«Я обнаружил ее в Полинезии, на Таити, в 1982 году, – вспоминал он. – Она использовалась как причальный понтон. Корпус ее лохматился от ржавчины. Но она была так хороша, что я влюбился в нее по уши, а влюбившись, купил у вдовы Алена Кола».

Тапи переименовал яхту La vie Claire и отправил его в Европу, где собирался капитально перестроить его. Памятуя о рекламе, которая есть двигатель не только торговли, но и бизнеса в целом, он попытался преодолеть рекорд пересечения Атлантики с запада на восток. Ему это не удалось, но рекорд суточного перехода все же был побит: 457 миль, о таком достижении Тапи даже не мечтал.

В Марселе яхту поставили в док, начав ремонт, который продолжался до 1986 года. Тогда же яхта получила новое название – Phocеa, которое вскоре стало столь же знаменитым, как и родное – Club Mediterranee.

Ремонт, затеянный Бернаром Тапи, преследовал двоякую цель: с одной стороны, яхта должна была сохранить дух сверхбыстрой лодки, а с другой – стать образчиком комфорта. Ремонт и модернизацию яхты Бернар Тапи поручил все тому же Мишелю Бигуэну: кому, как не родителю, позаботиться о своем творении? В результате высота мачт была увеличена, а значит, и площадь парусности. Это должно было компенсировать увеличение водоизмещения яхты и появления развитой надстройки на прежде сугубо гоночном «машине».

О вечеринках, которые устраивались на Phocеa, писала не только «желтая» пресса. Бернар Тапи принимает на борту своей яхты бизнесменов и политиков со всего света, хотя предпочтение отдавал футболистам марсельского «Олимпика», команды, которую он вытащил из тины и сделал чемпионом Франции.

Однако хозяину Phocеa мало того, что его яхта стала чем-то вроде светского салона или вечернего танц-пола. Он также хочет, чтобы его лодка была самой быстрой в мире и чтобы это было зафиксировано официально. Ему не дает покоя рекорд американской шхуны Atlantic, установленный еще в 1905 году, поэтому в июле 1988 года он выходит на старт и устанавливает рекорд пересечения Атлантики однокорпусным парусным судном, в управлении которыми применяются электрические лебедки и гидравлика: 8 дней 3 часа 29 минут.

Когда-то капитан шхуны Atlantic Чарли Барр оборвал владельца судна Уилсона Маршалла, требовавшего в шторм приспустить паруса: «Вы наняли меня, чтобы выиграть, и это именно то, что я намерен сделать. Идите в каюту». Почти в точности это повторил Бернар Тапи, обращаясь к капитану Phocеa: «Я нанял вас, чтобы выиграть, поэтому держитесь курса и не уменьшаете парусность. А я пошел в каюту». Во время этого рейса яхта дважды ложилась на борт и дважды чудом уклонилась от айсбергов…

В 1996 году Бернар Тапи был объявлен банкротом. Его инвестиционная компания, как оказалось, занималась мошенническими сделками, что ярко проявилось при покупке компании Adidas. Подкуп и взятки обрушили репутацию его любимого футбольного клуба «Олимпик». Еще вчера кумир миллионов, он в одночасье превратился в подозреваемого, а затем и обвиняемого. На имущества миллионера был наложен арест, его яхта Phocеa конфискована.

Выставленная на продажу для погашения долгов бывшего владельца, она была куплена экс-супругой нефтяного магната из Саудовской Аравии Насера Аль-Рашида, ливанской предпринимательницей Муной Аюб за 7 миллионов евро. Чтобы оплатить ремонт судна, которой было суждено превратиться в саму роскошную яхту в мире, бывший муж даже продал алмаз интенсивно-желтого оттенка The Mouna весом 112 карат (22,4 грамма) за 17 миллионов долларов.

Капитальный ремонт был проведен в немецком в Люрссене. За дизайн отвечала компания Beiderbeck Design, за внешний облик – бюро Tim Heywood Design. Окончательны штрихи были нанесены закончены в 2000 году. В результате надстройка стала еще больше, а высоту мачт уменьшили, чтобы лодка меньше кренилась. Интерьер был доведен до совершенства дизайнером Дэвидом Линли: дуб, красное дерево и другие ценные сорта деревьев гармонично связывали между собой все помещения в одном стиле. Теперь яхта располагала, помимо каюты владелицы на главной палубе, пятью гостевыми каютами на 12 человек с отдельными ванными комнатами. Экипаж яхты состоял из 16 моряков наивысшей квалификации. К услугам гостей были спутниковые телефоны и спутниковое телевидение, электронная почта, факс, водные лыжи, тренажеры, сауна, два скоростных катера со 120-сильными моторами, снаряжение для дайвинга.

После такого преображения мегаяхта практически пропала из новостных лент, так как ее гости сторонились публичности. Известно лишь, что в августе 2005 года Phocea потерпела крушение у берегов Сардинии, причем в это время на ее борту находился принц Майкл Кентский с супругой. Были тяжело ранены три человека, а яхта получила пробоину ниже ватерлинии.

Ремонтировали судно в 2006 году в Барселоне. Заодно был обновлен интерьер и настелена палуба из тика. Тогда же яхта получила название – Enigma.

В 2010 году яхта была продана за 10 миллионов евро французскому трио – миллиардеру Ксавье Ньелю, совладельцу газеты Le Mond, и братьям Стиву и Жан-Эмилю Розенблюмам, основателям сайта Pixmania. Новые владельцы прописали яхту на Мальте, имея целью сдачу ее в аренду. Заниматься этим они поручили Паскалю Ву Ань Куан Сакену, бизнесмену и инвестору из Вануату, который называл себя не иначе как «почетный консул тихоокеанского архипелага». По прибытии в родные края господин Сакен объявил себя полновластным хозяином яхты, и как у него это получилось – темная история.

Пышность титула, однако, не защитила Паскаля Ву Ань Куан Сакена от подозрений: в 2012 году полиция Папуа-Новой Гвинеи обвиняла его в торговле оружием и отмывании денег, на яхте прошли обыски. Затем были арестованы два человека из экипажа, им ставилась в вину сбыт наркотиков…

Похоже, яхта Enigma, бывшая Club Mediterranee, бывшая Phocеa, не принесла ему ни удачи, ни радости. Может, потому он и уклонился от комментариев после ее гибели в бухте Басс-Харбор.

***

В ночь на 4 апреля 2021 года неизвестные проникли в дом Бернара Тапи и его жены Доминик. Грабители связали супругов и нанесли им несколько ударов. А красть-то особо было и нечего. Фотография яхты Phocеa на стене особняка их не заинтересовала.

Club Mediterranee

Длина наибольшая – 72,18

по КВЛ – 66,32

Ширина наибольшая – 9,60

по КВЛ – 7,65

Осадка – 5,60

Высота надводного борта в носу/на миделе/в корме – 3,85/2,45/2,20

Водоизмещение, т – 250

Вес балласта в плавнике, т – 80

Площадь парусности, м2 – от 800 до 1640

* 1 – ветрогенератор; 2 – гидравлика руля; 3 – перо руля; 4 – насос гидравлической системы; 5 – погон гика-шкота; 6 – мачтовый кокпит; 7 – козырек над тамбуром схода; 8 – двигатель; 9 – погон стаксель шкота; 10 – реек стакселя; 11 – гидравлический талреп стаксель-штага; 12 – пяртнерс мачты; 13 – главный штурвал; 14 – газовые баллоны; 15 – контейнеры с урановым балластом; 16 – баки пресной воды; 17 – топливный бак; 18 – главный кокпит; 19 – рамные шпангоуты; 20 – носовые переборки; 21 – якорь 235 кг; 22 – риф-банты; 23 – риф-шкентели; 24 – ахтерштаги; 25 – камбуз; 26 – гальюн; 27 – койка; 28 – шкаф; 29 – радиостанция; 30 – штурманский стол; 31 – экран РЛС; 32 – главный пульт

Опубликовано в Yacht Ruyssia №9-10 (136), 2021 г.

Популярное
Мотылек с острова Дьявола
Он был преступником. Арестантом. Заключенным. И бежал снова и снова. Его ловили, а он опять бежал. Потому что... Жить, жить, жить! Каждый раз, находясь на грани отчаяния, Анри Шарьер повторял: «Пока есть жизнь, есть надежда».
Очень опасный кораблик
Что такое физалия, и почему ее надо бояться
Снежные паруса. Секреты зимнего виндсерфинга

Мороз, ветер, поземка. Случалось ли вам видеть парусные гонки в такую погоду? По белой равнине, поднимая снежную пыль, летят десятки разноцветных крыльев...

Мурены: потенциально опасны
Предрассудки, связанные с ложными представлениями о муренах, стали причиной повсеместного истребления их в Средиземноморье. Но так ли уж они опасны?
Борода - краса и гордость моряка

Издавна считается, что борода моряка - символ мужской силы, отваги, воли, мудрости, гордости. Особенно если эта борода шкиперская, фирменная.

Навигация на пальцах
Звездные ночи в море не только невероятно красивы – яхтсмены могут (и должны) использовать ночное небо для навигации. Чтобы точно знать свое положение, порой можно обойтись без компаса или секстанта
Мотосейлер. Нестареющая концепция

Объемные очертания, надежная рубка и много лошадиных сил – вот что отличает мотосейлер от других яхт. Когда-то весьма популярные, сегодня они занимают на яхтенном рынке лишь узкую нишу. Собственно, почему?

Мыс Горн. 400 лет испытаний

«Если вы знаете историю, если вы любите корабли, то слова «обогнуть мыс Горн» имеют для вас особое значение».
Сэр Питер Блейк

Блуждающие огни

Каждый яхтсмен должен быть «на ты» с навигационными огнями – судовыми и судоходными. Но есть огни, которые «живут» сами по себе, они сами выбирают время посещения вашего судна, а могут никогда не появиться на нем. Вы ничего не в силах сделать с ними, кроме одного – вы можете о них знать. Это огни Святого Эльма и шаровая молния.

Питер Блейк. Легенда на все времена

Питер Блейк… Он вошел в историю не только как талантливый яхтсмен, но и как признанный лидер, ставший «лицом» целой страны Новой Зеландии, показавший, что значит истинная забота и настоящая ответственность: на самом пике спортивной он оставил гонки и поднял парус во имя защиты Мирового океана – того океана, который он так сильно любил

Интурмаркет Байкал